info@raomed.ru
(812)542-80-92
РФ, СПб, Выбогская, 12А
РУССКАЯ АКАДЕМИЯ ОСТЕОПАТИЧЕСКОЙ МЕДИЦИНЫ
Rolin Becker:
Первый шаг самый трудный, но он чрезвычайно важен для понимания и использования существующего в организме механизма здоровья.
Ньютон Диллауэй:
Мы не должны что-то делать сами, мы должны дождаться позволения это выполнить, не воздействовать, а быть объектом воздействия.
V.M. Frymann:
«Спрашивай и тебе ответят. Ищите и будете вознаграждены». Мы должны слушать. Это процесс настраивания разума на ритм власти вселенной. Сфокусируйте энергию в центре, настройте разум на то, чтобы услышать, а после этого поднимайте. Мы должны достичь высоты, потом это все возвращается назад как эхо, отдача, реакция, пробуждая Внутреннее Знание. Мы можем найти выход из любых затруднений, из любых нарушений, как телесных, так и умственных. «Высота это Добродетель»; а также место, откуда мы движемся с потоком обратно, способные исцелить тело и вернуть Внутреннее Знание разуму.
Rolin Becker:
Примите концепцию наличия механизма жизни в самом себе и в больном. Жизнь всегда пытается экспрессировать здоровье.
V.M. Frymann:
Будьте спокойны и компетентны. Спрашивайте и Вам ответят. Ищите и будете вознаграждены.

Что мы можем сделать

Чтения в честь Томаса Л.Нортапа, 1982

Из статьи Беккер, Алан Р. Д.О., Ф.А.А.О. Каиула, Гавайи

Думая о своих первых встречах с доктором Томом Нортапом, я пришел к выводу, что самое главное, что мне вспоминается, это то, что он был очень прагматическим человеком. Он был практичным человеком. Он считал, что все можно сделать, и искал пути сделать это самому или заставить других это сделать. Как мне кажется, именно эта черта прагматизма была ключевой в характере доктора Тома. Кроме того, он был лидером, организатором и обладал многими другими прекрасными чертами характера, о которых с этой кафедры уже говорили предыдущие ораторы, однако, я вспоминаю о докторе Томе, главным образом, как о практичном, прагматическом человеке. Он видел вещи и события в их обычном ординарном виде, то, что большинство из нас, как правило, не замечают. Поэтому когда доктор Стивен Блад попросил меня назвать заглавие моего выступления в этой программе, я выбрал следующее: "Что можно сделать?".

Я решил раскрыть эту тему в трех различных аспектах, выбрав цифру три по следующим причинам. Одна заключается в том, что мы все, каждое человеческое существо, представляем собой подобие троицы. Вторая, как говорил Бакминстер Фуллер, - треугольник - это единственный постоянный элемент во вселенной, пригодный для структурных дел - для постройки чего-либо. Третья - в том, что треугольник или трехфазовое действие состоит из трех взаимосвязанных, внутренне соотнесенных, однако, остающихся при этом независимыми частей. Поэтому три аспекта рассмотрения моей темы пересекаются друг с другом и зависят друг от друга, но могут обсуждаться по отдельности.

Прежде всего - что вы можете сделать для самих себя? Я полагаю, что, будучи врачами, лучшее, что вы можете сделать для самих себя, это постоянно учиться чему-то новому, овладевать новым мастерством. Человек представляет собой полноценную личность лишь в том случае, если он умеет делать большое число различных вещей, а не только что-то одно. Нет ничего дурного в том, чтобы уметь делать что-то одно лучше, чем другие люди, но вы должны уметь делать большое число различных вещей достаточно хорошо. Специалист - это тот, кто обладает способностью сделать так, чтобы трудное выглядело легким, однако, вам не нужно быть специалистом, чтобы забить гвоздь, вырыть яму, сварить обед или проявить какое-нибудь другое умение. Я полагаю, что один из видов мастерства, на котором мы, профессионалы, мужчины и женщины, должны сосредоточить свое внимание, с точки зрения постижения, заключается в овладении, в правильном пользовании языка и средств коммуникации.

Следующее, чему необходимо научиться, интересоваться вещами и людьми, не являющимися интересными. Понимаете, большинство людей стали вашими пациентами, потому что они пытаются казаться интересными; они стараются драматизировать некоторые стороны своих проблем и сделать их интересными для врача, а, может быть, для своих друзей или семьи. Однако, если вы, как врач, станете интересоваться ими, как индивидуумами, а не их драмами, вы постоянно будете все лучше и лучше понимать отношения, которые существуют между вами и вашим пациентом, между вашим пациентом и вселенной, между вами самими и вселенной, и ваша работа станет гораздо более интересной.

Один из очень интересных аспектов может проявиться, когда вы станете исследовать отношения между сознанием и телом. Быть может, в этом месте мне следует постараться приложить усилия, чтобы развеять некоторые существующие мифы, как это делали предыдущие ораторы. Доктор Корр разъяснил, в чем заключается путаница в объяснении роли симпатической и парасимпатической нервных систем, доктор Наус прояснил некоторые мифы, касающиеся воспалений, доктор Кимберли - о роли манипуляций. Я бы хотел прояснить то, что касается мифического постулата "сознание превыше материи". В отношении организма человека не существует подобного разделения. На функциональном уровне сознание и тело представляют собой одно и то же. Все клетки, все ткани, все органы связаны, как сказал доктор Корр, через симпатическую нервную системой с вычислительным устройством в центральной нервной системе, которое мы называем сознанием, телесным разумом. И все клетки, ткани и органы, а возможно, и все молекулы и атомы тела управляются этим вычислительным устройством. Следовательно, не существует превосходства сознания над материей, потому что сознание и материя - одно и то же. Материя - это "скобяной товар" разума, а программы, которые мы закладываем в это вычислительное устройство, - мыслительный товар, программное обеспечение, как в любом другом компьютере. На функциональном уровне сознание по отношению к телу - это комбинация цифрового и аналогового вычислительного устройства. Цифровое вычислительное устройство обрабатывает все данные, которые входят в него через внешние и внутренние сенсорные входные каналы. Кроме того, оно посылает наружу активные потенциалы по другим путям, чтобы постоянно происходила компенсация, и тело функционировало бы на гомеостатическом уровне. Тем временем аналоговое вычислительное устройство фиксирует все полученные данные в форме голографических аналогов, так, чтобы ими можно было воспользоваться при будущем употреблении. Люди постоянно сталкиваются с таким устройством "сознание - тело", закладывая в компьютер программы, которые исходят из статики и определяют эффективное функционирование тела. Надеюсь, я ясно показал, что "сознание превыше материи" - это миф; сознание и материя - это одно и то же.

Что еще вы можете сделать для самих себя? Вы можете заботиться о себе, заботиться о том единственном теле, с которым в настоящее время вам приходится работать, и о том сознании, которым вы при этом пользуетесь. Делайте все, что необходимо, чтобы ваш физический механизм функционировал на пике своей функциональной способности. Помните о прекрасном изречении в буддистской философии: "умеренность во всем, включая умеренность". Бывают моменты, когда приходится переходить за грани, и человек должен постоянно проверять эти грани, чтобы убеждаться, что они по-прежнему существуют. Если вы дошли до своего предела, то, проверяя это, вы можете обнаружить, что в процессе этот предел слегка отодвинулся. Это способ поддерживать тело всегда в хорошем состоянии. Время от времени проверяйте его пределы, не доводите дело до полного изнеможения, лишь до предела и, может быть, чуть-чуть дальше. Телу придется совершенствоваться и работать, развив немного больше свои способности. Проверяйте разум, отыскивая поставленные им самим ограничения и. барьеры, и отыскивайте пути для их преодоления и обходных маневров. Это даст вам больше пространства для развития различных видов мастерства. Очень простая философия, которой я охотно следую, может быть выражена двумя фразами: "Если то, что вы делаете, не дает результатов, прекратите это делать", и "если вы не получаете удовольствия, вы делаете все неправильно". Проверьте эту простую философию на себе, и вы обнаружите, насколько это упрощает жизнь и насколько больше радости она может вам принести.

Наконец, в плане того, что вы можете для самих себя - теснее общайтесь со своими коллегами, сотрудниками, работающими в вашей клинике, или с членами общественных, государственных организаций или ассоциаций. Участвуйте в семинарах, участвуйте в чтениях, участвуйте в выборах (часто это бывает наиболее полезно). Встречайтесь чаще с друзьями и сравнивайте ваши записи. Разрабатывайте идеи, как улучшить дело. Обменивайтесь мыслями о манипуляциях и иногда дайте полечить себя и лечите своих коллег. От этого всем будет польза.

Вторая часть темы, которую мне бы хотелось затронуть, звучит так: "Что вы можете сделать для ваших пациентов?" Один из важнейших моментов при обучении пациентов заключается, как мне представляется, в том, чтобы объяснить им, что всякое действие должно быть законченным. Анатомия управления такова: начало, изменение, остановка. Большинство людей охотно начинают. Многие охотно делают. И только полисмены охотно останавливают; вы все с этим сталкиваетесь. Однако мало кто помнит, что действие должно быть остановлено. Они заставляют тело начинать делать что-нибудь, делают это, а потом начинают делать что-то другое. При этом полагают, что тело прекратит делать первое действие, потому что уже начато второе, однако, к несчастью, у большинства людей в компьютере заложена программа, которая требует продолжения действия до тех пор, пока не будет дана команда остановиться. Поэтому у такого человека все время работает программа незаконченных действий. Вскоре у него окажется так много программ, требующих "делай то, делай другое, делай третье", что его мышцы решат, что они должны быть напряжены все время, потому что некогда некто не велел им расслабляться, делая что-либо. К этому моменту индивидуум окажется связанным семнадцатью видами различных узлов.

Вы можете научить своего пациента завершать действие, сделать движение и остановиться. Это не означает отдыха в течение пятнадцати минут после совершения действия; эта просто означает прохождение через нейтрал. Когда, управляя автомобилем, вы переходите с первой на вторую скорость, вы проходите через нейтрал. Когда вы переходите от одного действия к другому, пройдите через нейтральную паузу, остановку на один момент. Вы можете помочь вашим пациентам убрать девяносто процентов их напряжений, научив их этой простой вещи. Помните, что напряжение - это не предмет, это действие или сложная серия незавершенных действий. Единственная беда такого заключения - оно слишком простое. Люди любят сложные вещи, и пытаться "продать" им простую идею вроде "Стоп" очень трудно. Если можете, сделайте это. Это будет очень важно и для вас, и для ваших пациентов.

Говоря об остановке, мне бы хотелось сказать о ряде вещей, которые мы все должны перестать делать. Во-первых, давайте перестанем лечить ярлыки, работая с пациентами. Если пациент приходит к вам и говорит "У меня болит голова", вы спрашиваете: "Какого типа головная боль?" "Знаете, эта головная боль начинается внезапно, обычно с одной стороны, и усиливается, довольно быстро. Обычно болят глаза, это длится целыми часами, а потом быстро проходит; иногда меня: тошнит". Как жрец науки, вы констатируете: "У вас классическая мигрень". Вы просто наклеили ярлык. Вы говорите то же самое, что сказал пациент, только говорите это двумя словами. Это не диагноз, это ярлык. Ярлык полезен, когда вы заполняете страховой полис или пишете отчет. Проще употребить краткий ярлык, чем параграф с описанием, но не думайте, что это диагноз. У вас есть ярлык, и существует опасность, что вы станете лечить этот ярлык. Ничего плохого в ярлыке нет. Он то, что он есть, название чего-то. Лечить его нельзя. Лечить можно только пациента, который принес вам ярлык.

Другое, что я не рекомендовал бы проделывать с пациентами, это не стараться ликвидировать симптомы, пока вы не обнаружите, почему пациент заявляет о них. Эти симптомы имеют значение для пациента, независимо от того, замечает он их или нет. Если у пациента диарея, существует возможность, что у него в желудочно-кишечном тракте есть что-то, от чего он пытается избавиться. Если у него кашель, возможно, он старается убрать что-то из дыхательного тракта. Современная медицинская практика, похоже, превратилась в игру по ликвидации симптомов пациента, однако, хорошая остеопатическая практика требует, чтобы вы нашли причину, почему налицо имеется определенный симптом, прежде чем тем или иным способом уберете его.

Что вы можете сделать для своего пациента? Прежде всего, лечить пациента как человека - личность, у которой есть права и привилегии, а не существо, которое просто принесло вам очень интересные или совершенно рутинные жалобы. Прежде всего - работайте с пациентом, а не делайте что-нибудь для него. Пациент, который становится жертвой того, что с ним делает врач, выздоровеет гораздо медленнее, чем тот, кто является сотрудничающим с врачом партнером на пути поиска исцеления. Как говорил доктор Фил Гринмен: "Учителя не учат, они просто дают студентам шанс научиться". Врачи ничего не лечат, они дают пациенту возможность выздороветь, оказывая небольшую помощь.

Я часто говорю пациентам в виде иллюстрации: "Если вы застряли с вашим автомобилем в яме с грязью, даже если у вас есть четыреста пятьдесят лошадиных сил под капотом, чем большую мощность вы прикладываете, тем глубже увязаете. Однако, если кто-нибудь придет и поможет вам качнуть немного машину в точно выбранный, нужный момент, подтолкнет ее, она сама выберется из ямы. Все дело в выборе момента и знании, когда дать этот маленький дополнительный толчок. Так обстоит дело с манипулятивным лечением, так обстоит дело и с любым видом лечения. Врач, который знает, как настроить самого себя на ритмы пациента, знает также, когда и как приложить эту небольшую долю дополнительной энергии. Он знает, как заставить пациента воспользоваться собственными врожденными силами, чтобы восстановить физиологический баланс и гомеостатическое функционирование. Работая с пациентом, настраиваясь на него, вы можете добиться гораздо большего, чем, если будете делать что-либо для пациента. К несчастью, современная медицина работает, главным образом, в шаманском стиле. Шаман полагает, что все болезни - результат действий злого внешнего демона, который схватил вашего пациента и превратил в больного. Вот он и пытается заклинать этого демона с помощью маски, бренчания погремушками и завываний. Священник пытается делать это с помощью колокола, книги и свечей. Современный врач проделывает это с помощью укола пенициллина. Все это действия одного порядка. Все это попытки заклинать злого внешнего демона, однако, теперь врачи приклеивают к этому некий экзотический бактериологический ярлык. Однако мы, врачи-остеопаты, работаем с пациентом, и, работая с физиологией пациента имеем возможность добиться лучшего исцеления. Если вы все больше и больше будете проникать в принципы остеопатии и постараетесь избегать искажения остепатических методов, их приложений, принципов, на которых эти методы основаны, я уверен, что вы достигнете большей степени удовлетворения в вашей практической работе.

Существует много эффективных способов приложения остеопатических принципов и концепций. В настоящее время имеется тенденция настолько погрузиться в определенный метод, или группу методов, что забыть о принципах, на которых он покоится. Что же мы можем сделать? Прежде всего, научаться принципам и концепциям. Затем научиться техникам и приложениям, поняв, как они работают. Понимание позволяет выбирать наиболее эффективный способ. В этой связи я бы хотел сказать, что семинар, который собирает доктор Джон Харакал в марте в Бродмуре в Колорадо Спрингс, имеет очень большое значение. Тема семинара - пальпаторная диагностика как ключ к спектру остеопатических методов. Вы научитесь выбирать метод, затем вы научитесь, как настроить себя на реальность, в которой пребывает пациент, и понять, как работает его тело. Существуют также и другие семинары, учебные сессии и сборы, которые очень полезны. Следующий съезд Академии будет продолжением мартовской программы. Доктор Джеймс Шварц собирает прекрасную программу по манипулятивным предписаниям. Сначала вы научитесь - почему, а потом - как. Думаю, что обе программы будут для вас очень полезны.

Это подводит меня к третьему компоненту моей лекции; а именно: что вы можете сделать для своей профессии? Прежде всего, мне кажется, следует, помнить, что ваша профессия это наша профессия. Мы должны ценить это и то, что эта профессия дала нам возможность делать то, что мы делаем, работать с людьми, помогать людям в процессе обретения ими высокого уровня здоровья. Кроме этого, наша профессия обеспечивает нас хорошим уровнем существования. Поэтому, мне кажется, нужно постоянно помнить, что мы должны помогать строить нашу профессию. Увы, это не улица с односторонним движением. Если мы не станем помогать нашей профессии, профессия ничего не сможет сделать для нас. Потоки должны быть встречными. Нам нужны люди, которые посвятили бы себя изучению принципов и концепций остеопатии и методов приложения этих принципов.

Если у вас есть степень по специализации в определенной области, разделите свои знания с другими, не держите их под спудом. Учитесь основам мастерства писать медицинские работы. Есть прекрасная работа Барбары Петерсон об основах написания медицинских статей. Многие люди писали статьи, но, некоторые из этих статей написаны так плохо, что их действительно нельзя публиковать. Если бы эти индивидуумы побеспокоились бы и научились писать медицинские статьи, многие хорошие идеи не были бы утеряны. Если у вас есть специальные знания, специальные способности, научитесь, как правильно, написать о них, и пошлите их в АОА или в Академию; их опубликуют.

Есть ли в область, где, как вы чувствуете, вы могли бы помочь? Предложите сделать это. Уверяю вас, ваша помощь не будет отвергнута. Мы находимся в том же положении, что Театральная Гильдия на Гавайях. В ней много членов. Большинство из них просто хочет играть. Очень мало кто хочет делать болты и гайки, красить стены, устраивать освещение, звук, шить костюмы и заниматься гримом. Они хотят выходить на сцену, где публика увидит их; Я не осуждаю этих людей; я сам люблю делать то же самое. К несчастью, люди, делающие "грязную" работу - эта все время одни и те же люди. Со временем они устают выполнять одну и ту же работу. Мы вынуждены обращаться к одним и тем же людям, потому что они знают, как выполнить то-то и то-то. Мы бы хотели дать отдых этим честным и верным труженикам, если бы у нас были кадры желающих научиться выполнять работу и предлагающих свою помощь. Нам нужны новые работники, новая кровь, новые идеи.

Надеюсь, я сказал вполне достаточно, чтобы вложить новые идеи в ваши головы относительно того, что вы можете сделать для самих себя, для своих пациентов и для своей профессии. В заключение мне бы хотелось только сказать, что с тех пор, как я получил диплом 44 года назад, ни разу ни на одном собрании, на котором я присутствовал, не было случая, чтобы ко мне не подошел кто-нибудь (это случилось и сегодня) и не сказал бы: " Я помню вашего отца, он был одним из великих учителей; он был одним из тех, кто помог создать эту профессию". Я знаю, что доктор Джордж Нортап, который присутствует здесь, постоянно переживал то же самое. На каждой конференции или съезде кто-нибудь расспрашивал его о его Отце, докторе Томасе Л.Нортапе. Люди помнят доктора Тома и те прагматические вещи, которые он делал для нашей профессии и для нашей Академии. Лучшего памятника быть не может.

.